АНТИКОНТРАФАКТНОЕ СОГЛАШЕНИЕ (АКТА): ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ

2012-01-25_07-13-23_171.622x621Ряд стран, преимущественно развитых, за рамками международных организаций, в первую очередь ВОИС и ВТО, приняли новое международное соглашение в области интеллектуальной собственности — Соглашение по борьбе с контрафактом (далее — АКТА) [11]. Окончательный вариант проекта АКТА был го- тов 15 ноября 2010 г. и официально опубликован 15 апреля 2011 г. Подписание АКТА состоялось 1 октября 2011 г., когда восемь переговаривающихся сторон (США, Австралия, Канада, Южная Корея, Япония, Новая Зеландия, Марокко и Сингапур) поставили свои подписи под окончательно согласованным и одобренным проектом соглашения. Остальные участники переговоров (Европейский союз (ЕС), Мексика и Швейцария) заявили о своем намерении подписать соглашение в ближайшем будущем. В январе 2012 г. большинство стран — членов ЕС подписали АКТА. К ним относятся Великобритания, Австрия, Бельгия, Болгария, Чехия, Дания, Финляндия, Франция, Греция, Венгрия, Ирландия, Италия, Латвия, Литва, Люксембург, Мальта, Польша, Португалия, Румыния, Словения, Испания и Швеция. Пять остальных стран — членов ЕС (Германия, Эстония, Нидерланды, Словакия и Кипр) пока воздержались от подписания, но, скорее все- го, сделают это вскоре, следуя общей политике ЕС в этом вопросе.

Окончательное принятие AКTA европейскими странами состоится после голосования в Европарламенте в июне 2012 г. Названные события внесли значительные изменения в сложившуюся систему международного сотрудничества по вопросам интеллектуальной собственности. Вокруг АКТА уже накопилось много слухов, скандальных ситуаций и негативной критики. Разработка и принятие этого соглашения вызвали большое смятение в рядах мирового Интернет-сообщества и массовые протесты пользователей, вплоть до хакерских атак на информационные ресурсы правительств ряда стран. Вместе с тем, в странах, подписавших АКТА, начали активно разрабатываться законопроекты, направленные на ужесточение мер по защите прав интеллектуальной собственности. В США на обсуждение были вынесены два законопроекта: Stop Online Piracy Act (Акт по борьбе с онлайновым пиратством, известен как «SOPA») и Protect Intellectual Property Act (Акт по охране интеллектуальной собственности, известен как «PIPA»). Интернет и средства массовой информации переполнены сообщениями, в которых крайне неточно излагаются правовые аспекты сложившейся ситуации. В русскоязычной научно-правовой литературе новое между- народное соглашение в области интеллектуальной собственности практически совсем не освещено.

Иностранная доктрина по проблемам АКТА получила значительное развитие. Негативные аспекты планов развитых стран повышать стандарты защиты прав интеллектуальной собственности в отрыве от других государств — участников международного сотрудничества в этой области вскрыты и проанализированы Г. Динвуди (G. Dinwoodie), Р. Дрейфусом (R. Dreyfuss) [13]. Еще до при- нятия АКТА в западной доктрине отдельные нововведения Соглашения были подвергнуты глубокому и всестороннему анализу. Так, Г. Гросс Рус-Хан (H. Gross Ruse-Khan) дал подробную характеристику требованиям АКТА в отношении развития уголовно-правового регулирования в целях ужесточения правил за- щиты интеллектуальной собственности [16]. После принятия АКТА в западной доктрине развернулась широкая дискуссия. Для обмена мнениями ученых-юристов по АКТА на сайте Вашингтонского колледжа права американского университета специально создан Интернет-ресурс — Программа по информационному праву и интеллектуальной собственности (Program on Information Justice and Intellectual Property (PIJIP)) [22].

Цель настоящей статьи состоит в том, чтобы подвергнуть научно-правовому анализу новые механизмы, которые должны появиться в национальном и международном правовом регулировании интеллектуальной собственности в результате вступления в силу АКТА, учитывая право и практику Республики Беларусь. После имплементации большинством членов ВТО строгих требований Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной международное частное право международное право 4 собственности (ТРИПС) [10] развитые страны стали активно выступать за ужесточение практики пиратства и контрафакта. Когда стало ясно, что в универсальных международных организациях (ВТО, ВОИС) взаимопонимания достичь не удастся, дискуссии по этому вопросу специально были вынесены за их рамки. В настоящее время система международного сотрудничества по вопросам интеллектуальной собственности переживает серьезный кризис. Государства-участники сознательно вынесли работу над АКТА за рамки ВОИС. Они специально дистанцировали новое международное соглашение от организации с устоявшимися стандартами и подходами в отношении международного сотрудничества, которые основаны на необходимости учета всех интересов. Данный шаг подвергается жесткой критике со стороны должностных лиц, стран — членов ВОИС и исследователей, усматривающих в этом угрозу сбалансированной системе международного сотрудничества по вопросам интеллектуальной собственности [15]. Авторитет ВОИС пошатнулся в середине 1990-х гг., когда вопросы интеллектуальной собственности были отнесены к компетенции ВТО. Однако обозначившаяся было конкуренция между ВОИС и ВТО вскоре была устранена путем распределения компетенции. ВТО сосредоточилась на торговых аспектах прав интеллектуальной собственности и урегулировании межгосударственных разногласий в отношении соблюдения требований ТРИПС в законодательной деятельности и правоприменительной практике. Компетенция же ВОИС намного шире. Кроме того, ВОИС больше сосредоточена на вопросах, которые возникают у частных лиц в процессе международной охраны интеллектуальной собственности. Эта организация принимает самое непосредственное участие в процессе оформления прав промышленной собственности. Однако относительное спокойствие, которое удалось установить в работе институционального механизма универсального сотрудничества по вопросам интеллектуальной собственности в первые годы нового тысячелетия, было нарушено.

Развитые страны, рассматривая стандарты, предусмотренные в ТРИПС, не как «потолок», а как «пол» (a fl oor, not a ceiling), захотели пойти дальше по пути ужесточения правил защиты [17, p. 60]. Ни в ВТО, ни в ВОИС им это сделать не удалось. Все их проекты были заблокированы большинством менее развитых стран-членов. Дохийский раунд ВТО привел к принятию ряда документов, признавших наличие особых трудностей, с которыми сталкиваются развивающиеся страны в процессе имплементации ТРИПС. Это выразилось в продлении транзитного периода взятия обязательств по ТРИПС в полном объеме для наименее развитых стран-членов, а также во внесении изменений в ТРИПС в целях послабления обязательств стран-членов в отношении принудительных лицензий для целей производства фармацевтической продукции и ее экспорта. В конце первого десятилетия нового века раз- витые страны решительно и однозначно дали понять всему остальному миру, что их не устраивает такая ситуация. В октябре 2007 г. наиболее развитые страны мира (США, Швейцария, Япония) объявили о начале переговоров по АКТА. Участие в этом процессе Европейской комиссии четко обозначило путь в развитии между- народного сотрудничества по вопросам интеллектуальной собственности, по которому должны идти все страны — члены ЕС, независимо от уровня их экономического развития. Впоследствии к этому процессу присоединились Австралия, Канада, Новая Зеландия, Южная Корея, Сингапур, Объединенные Арабские Эмираты. Справедливости ради, надо отметить, что к переговорам по АКТА был подключен также ряд стран, которые явно выпадают по экономическим показателям из своеобразного «элитного клуба», — Иордания, Мексика и Марокко. Однако их участие носит определенный характер камуфляжа и суть дела не меняет.

На протяжении разработки и принятия АКТА строго выдерживалась дистанция от ВОИС, ВТО и других традиционных институциональных механизмов международного сотрудничества по вопросам интеллектуальной собственности. Текст проекта долгое время держался в тайне. Он не выносился на обсуждение общественности практически вплоть до непосредственного принятия окончательного текста соглашения. Скупая информация просачивалась через официальные сайты министерств иностранных дел не- которых государств [см., напр.: 20]. Около четырех лет об АКТА было известно только то, что оно должно наделить органы государств-участников значительными полномочиями по принятию эффективных мер по пресечению правонарушений в области интеллектуальной собственности в самых разнообразных формах, включая незаконное использование интеллектуальной собственности в Интернет. Некоторые материалы проекта были обнародованы только в феврале 2009 г. Уже на тот момент была определена его структура из шести глав: — общие положения и определения, — правовые основы защиты прав интеллектуальной собственности (гражданско-правовая защита, таможенные меры, уголовно-правовая защита, защита прав интеллектуальной собственности в цифровой среде), — практика защиты, — международное сотрудничество, — институциональные механизмы, — заключительные положения. Больше всего дискуссий возникло по второй главе. Опасения вызвала перспектива ужесточения ответственности провайдеров и рас- международное право Журнал международного права и международных отношений № 1 — 2012 5 распространения таможенных мер на частные отправки, т. е. на перемещение товаров не в коммерческих, а в личных целях. Данная проблема дискутировалась государствами в ходе переговоров по АКТА и находится в центре критики широких общественных масс в настоящее время. Процесс принятия АКТА не был простым. Всего состоялось девять раундов переговоров. Планировалось, что на седьмом раунде, состоявшемся в январе 2010 г., данное соглашение будет заключено. Однако даже на восьмом раунде (апрель 2010 г.) этого не произошло. В последние два года перед принятием АКТА его разработчикам поступило огромное количество замечаний. Создав некоторую видимость общественных дебатов, государства — участники переговоров не отступили от первоначального замысла и приняли текст проекта с наиболее оспариваемыми положениями. Согласно статье 40, АКТА вступит в силу спустя 30 дней со дня сдачи депозитарию шестого инструмента о выполнении необходимых национальных процедур [11]. Ориентировочно это должно произойти во второй половине 2012 г. Примечательно, что по практике, распространенной с середины 1990-х гг., ЕС может стать участником АКТА наряду со странами-членами.

В связи с этим возникают явные проблемы: во-первых, не все страны — члены ЕС пока подписали данное соглашение; во-вторых, уже очевидно, что не все страны- члены ратифицируют его. Непредсказуемы результаты обсуждения АКТА в Европарламенте. Таким образом, отдельную сложную проблему в отношении АКТА, выходящую за рамки права интеллектуальной собственности, составляет правопорядок ЕС. ЕС являлся участником переговоров по АКТА и на сегодняшний день сформировалась совершенно четкая его позиция в вопросе повышения эффективности мер по защите прав интеллектуальной собственности. Однако под давлением общественного мнения отдельные страны — члены ЕС неизбежно будут отклоняться от общей коммунитарной политики. Тем самым, АКТА на фоне экономического кризиса отдельных стран — членов ЕС добавит свою негативную лепту в раскол целостности и единства Евросоюза. Однако сосредоточимся на более серьезных последствиях разработки и принятия АКТА. АКТА очень специфично. В отличие от международных договоров, находящихся в ведении ВОИС, АКТА не нацелено на максимальное расширение состава государств-участников. В соответствии со статьей 43 АКТА присоединиться к нему могут только страны — члены ВТО и только после обсуждения условий присоединения в Комитете АКТА, который был создан для организации дальнейшего сотрудничества государств-участников [11].

Другой отличительной особенностью АКТА является отсутствие явных преимуществ от участия в нем. В ТРИПС и соглашениях ВОИС закреплены режимы — национальный режим, режим наибольшего благоприятствования, которые предусматривают определенные преимущества для граждан государств-участников и лиц, к ним приравненных. В АКТА нет положений о режимах. В этой связи особое внимание привлекают правила статьи 33 АКТА, которая называется «Международное сотрудничество». Согласно пункту 1 этой статьи, государства-участники признают, что международное сотрудничество является важным условием эффективной защиты прав интеллектуальной собственности и что его целесообразно осуществлять, не взирая на место происхождения контрафактных товаров, место нахождения и национальность правообладателя. С одной стороны, в АКТА подчеркивается отсутствие оснований для применения принципа территориальности интеллектуальной собственности. Однако, с другой стороны, очевидно, что по смыслу АКТА участие государства в нем не влечет большей защищенности прав интеллектуальной собственности его физических и юридических лиц [11]. Выгоды от участия в ТРИПС находятся в области либерализации международной торговли. АКТА ссылается в ряде мест на механизмы ТРИПС и ВТО. Однако участие в АКТА не является обязательным для стран — членов ВТО и не влечет новых торговых преимуществ. В литературе сотрудничество государств по разработке и принятию АКТА характеризуется как клуб государств (agreement country club), причем «плохой» клуб государств (bad country club) [23, p. 5]. Критика обусловлена тем, что оно не построено на поиске гибкого баланса стран с разными интересами и возможностями в поле интеллектуальной собственности. В отличие от международных соглашений, принятых до АКТА, в том числе и ТРИПС, в АКТА не закреплен компромисс между странами, из которых в основном происходят крупные право- обладатели, и странами, которые традиционно обвиняются в недостаточных усилиях по борьбе с незаконным оборотом и распространением пиратской и контрафактной продукции. Сообщество государств — участников АКТА является довольно закрытым клубом единомышленников — развитых стран и стран, разделяющих их интересы, а само АКТА представляет собой прямое и недвусмысленное заявление всему остальному миру о решительных устремлениях членов клуба применять очень жесткие меры для защиты прав интеллектуальной собственности и искоренения практики пиратства и контрафакта. Институциональные механизмы, предусмотренные данным соглашением, свидетельствуют, что государства-участники намерены обойтись своими собственными средствами, не прибегая к помощи ВТО и ВОИС.

Институциональные механизмы описаны в пятой главе АКТА. Согласно статье 36 данного Соглашения, должен быть создан Комитет АКТА, состоящий из представителей государств-участников. Он может рассматривать любые вопросы сотрудничества по АКТА, в том числе и предложения по изменению это- го соглашения. В Интернет-сообщениях об АКТА преувеличиваются полномочия Комитета. Он не может вносить изменения в АКТА или разрешать споры между государствами- участниками. Вместе с тем, функции и компетенция Комитета в этих вопросах довольно специфичны. Предложения об изменении АКТА обсуждаются в Комитете и решения о том, предлагать ли изменения государствам- участникам для ратификации, принятия или одобрения, принимаются путем консенсуса, а на иных условиях — по истечении пяти лет после вступления в силу АКТА (ст. 42 АКТА) [11]. Используя опыт некоторых организаций, в частности Организации экономического сотрудничества и развития, государства- участники будут решать многие организационные вопросы через «контактные группы» («contact points»). Согласно статье 37 АКТА, государства-участники формируют свои контактные группы. По запросу государства-участника контактная группа другого государства-участника определяет компетентное ведомство или должностное лицо, которым следует переправить запрос. При необходимости контактная группа помогает на- ладить диалог между запрашивающим государством и компетентным ведомством или лицом. Этот процесс должен снять возможные разногласия, не доводя до развития спора между государствами-участниками. Если же все-таки подобные разногласия возникнут, то АКТА предусматривает порядок проведения консультаций. По статье 38 АКТА государство-участник может запросить проведение консультаций у другого государства-участника и последнее не может уклониться от этого. Итоги консультаций держатся в секрете. Особо отмечено, что консультации в рамках АКТА и позиция в них государств-участников не влияют на использование любых других средств урегулирования споров, в том числе и в рамках ВТО (п. 2 ст. 38 АКТА). Ни предложения сторонам варианта решения спорного вопроса, ни рычагов воздействия на сторону, не желающую следовать предложенному варианту, АКТА по аналогии с документами ВТО не предусматривает. Государства — участники АКТА уверены, что они имплементируют в свои национальные законы правила, предусмотренные положениями второй главы АКТА, которые представляют собой ключевые и наиболее остро оспариваемые положения этого соглашения. В зарубежной доктрине есть интересная типология международных стандартов правового регулирования [11].

Так, Д. Дрезнер (D. Drezner), ориентируясь на стоимостную оценку затрат, которые потребуются от государства — участника международного соглашения, закрепляющего определенные стандарты, для приведения национального права в соответствие с ними, выделил: гармонизированные, обманные, конкурирующие и клубные стандарты [14, p. 67—68]. Эта шкала Дрезнера используется применительно к международным соглашениям по вопросам интеллектуальной собственности. Так, П. К. Ю (P. K. Yu), опираясь на нее, сделал следующие выводы: ТРИПС содержит гармонизированные стандарты, поскольку затраты низки и для развитых, и для развивающихся государств-участников; разрабатываемые стандарты в отношении прав интеллектуальной собственности на генетические ресурсы являются обманными, поскольку затраты высоки для обеих категорий стран; к конкурирующим стандартам, когда затраты высоки для одних стран и низки для других стран, относятся правила охраны географических указаний (он показал это на примере нежелания США существенно повышать стандарты охраны этого объекта интеллектуальной собственности и использовать для этого специальный правовой режим, на чем настаивает ЕС); клубные стандарты имеют место, когда затраты низки для развитых стран и высоки для других стран, и АКТА является не единичным примером их закрепления, а представляет собой выражение устойчивой практики поведения сильных участников международных экономических отношений [23, p. 3—4]. На наш взгляд, это очень упрощенный подход и примеры подразумевают многочисленные оговорки. В частности, имплементация норм ТРИПС до сих пор остается очень сложной проблемой для большинства стран — членов ВТО, в том числе и развитых. Вместе с тем, такой подход позволяет вычленить главную особенность текущего момента — развитые страны при разработке и принятии АКТА, т. е. в процессе формирования обособленного клуба стран, слишком полагаются на свою финансово-экономическую мощь. Уход от концепции многостороннего решения проблемы интеллектуальной собственности в современном мире чреват негативными последствиями. Экономика крупных игроков на поле международной охраны интеллектуальной собственности (России, Китая, Бразилии, Индии) развивается, возрастает степень влияния этих стран на международные экономические от- ношения, упрочивается их позиция в международных организациях. Ведущие экономики мира (США, ЕС) уже не могут рассчитывать, что другие страны будут безоговорочно принимать разрабатываемые ими стандарты. Самым губительным проявлением АКТА окажется не ловля пиратов в Интернет-пространстве, которые до сих пор не могут осознать, что в виртуальном пространстве нельзя придумать некие международное право Журнал международного права и международных отношений № 1 — 2012 7 хитрые технические приемы и бесплатно слушать, смотреть, читать то, что создано другими лицами и охраняется авторским правом. Сомнительно также, что на границах образуются пробки и заторы из-за пристального до- смотра личных вещей, багажа, включая портативные компьютеры и телефоны. АКТА способно существенно затормозить движение товаров и развязать настоящие торговые войны между государствами — участниками АКТА и крупными экспортерами товаров с признаками контрафактности. Вокруг сути правовогорегулирования, предложенного АКТА, сложилось много мифов и инсинуаций. Как пишет А. Мельник: «если законопроект вступит в силу, работники таможни получат право досматривать компьютеры пересекающих границу страны лиц на предмет пиратских файлов и ПО [программного обеспечения], а провайдеры будут обязаны сообщать о нарушениях пользователями авторского права»; при этом автор называет международное соглашение «новым общеевропейским законом» [5]. Распространены мнения о том, что АКТА приведет к цензуре в сети Интернет. Безусловно, в АКТА есть новеллы, но столь ли они кардинальны. АКТА заслуживает жест- кой критики, но только с надлежащим правовым обоснованием. Развернувшаяся дискуссия об АКТА напоминает истерию по аналогии с детской игрой «испорченный телефон». Без обращения к тексту АКТА, без учета действующих норм права интеллектуальной собственности этому соглашению приписываются драконовские правила, которых в нем нет, а свобода использования объектов интеллектуальной собственности в сети Интернет явно преувеличивается. Призывы препятствовать АКТА всеми возможными способами основаны на заблуждении о том, что в Интернет, а также с помощью «электронных гаджетов» (от англ. «gadget» — устройство, приспособление, т. е. мобильные телефоны, ноутбуки, электронные книжки и т. п.) можно бесплатно и безнаказан- но пользоваться чужими объектами интеллектуальной собственности. С этой точки зрения к АКТА предъявляются претензии в том, что оно: — позволит работникам таможни досматривать ноутбуки, MP3-плееры и сотовые телефоны на предмет хранения в них файлов, связанных с нарушением закона об авторском праве; — разрешит таможенным органам уничтожать носители, содержащие незаконно скачанные объекты интеллектуальной собственности; — введет новые требования к Интернет- провайдерам, включающие в себя разглашение конфиденциальной информации, связан- ной с деятельностью пользователей; — приведет к закрытию некоммерческих бит-торрент сайтов, т. е. практически всех треккеров [4]. Эти и подобные им утверждения не имеют под собой оснований. Во-первых, АКТА не добавляет ничего нового в вопросы охраны прав интеллектуальной собственности, оно посвящено средствам защиты. Наиболее широко распространенный в юридической науке подход к разграничению охраны и защиты емко выразил Э. П. Гаврилов, отметив, что охрана есть установление общего правового режима, а защита — те меры, которые предпринимаются в случаях, когда права нарушены или оспариваются [3, c. 217]. В этом плане надо понимать, что действующие источники национального и международного права предусматривают довольно высокий уровень охраны прав интеллектуальной собственности и запрещают действия, которые противники АКТА описывают как нововведения. Во многих странах законы об авторском праве уже исходят из того, что охраняется исключительное право на использование произведения в любой форме и любым способом, а воспроизведение как один из вариантов использования подразумевает постоянное или временное хранение в цифро- вой или иной объективной форме в электронном средстве — статьи 4, 16 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» [6].

Итак, не касаясь материальных правил охраны, АКТА привносит много нового в правила защиты и по замыслу его разработчиков должно привести к широкомасштабным акциям против лиц, которые нарушают нормы других источников права. Критикам же АКТА необходимо принимать во внимание, что многие нарушения прав интеллектуальной собственности остаются безнаказанными не потому, что вписываются в случаи свободного использования, а потому, что с ними сложно бороться в юрисдикционном плане: правообладатель не заявляет о своих правах, сложно идентифицировать нарушителя, отсутствует возможность предъявления к нему иска в определенном государстве и приведения в исполнение вынесенного решения. Во-вторых, чтобы развеять заблуждения вокруг АКТА, надо четко осознать, что для его принятия была подготовлена довольно развитая правовая база и оно появилось не на пустом месте. Прочность позиции разработчиков АКТА обусловлена тем, что это соглашение корнями уходит в действующие источники права, вошедшие в систему международного сотрудничества по вопросам интеллектуальной собственности. В частности, АКТА опирается на положения ТРИПС и развивает их. Правила АКТА согласуются с положениями права ЕС. Покажем это на примере развития в АКТА действующего правового регулирования в отношении таможенных мер против нарушений прав интеллектуальной собственности. Эти вопросы довольно подробно освещены в ТРИПС — соответствующие положения сосредоточены в разделе 4 части III. международное частное право международное право 8 В праве ЕС рассматриваемые вопросы изложены в регламенте Совета ЕС 1383/2003 от 22 июля 2003 г. о действиях таможенных органов против товаров, подозреваемых в нарушениях некоторых прав интеллектуальной собственности, и о мерах, предпринимаемых против товаров, нарушающих эти права (далее — Регламент 1383/2003) [12]. АКТА не является первопроходцем. В частности, по статье 58 ТРИПС признается легитимность действий таможенных органов по своему усмотрению проверять партии товаров на соблюдение прав интеллектуальной собственности. Таким образом, ТРИПС обозначило эту проблему, но оставило ее на усмотрение государств-участников. В ТРИПС не предусмотрены обязательства государств-участников обеспечивать осуществление таможенными органами проверок без заявления правообладателя.

Кроме того, ТРИПС гораздо либеральнее, чем АКТА, в разъяснении деталей этих действий. Сотрудники таможни должны располагать доказательствами prima facie (т. е. доказательства по первому виду или на первый взгляд) того, что права интеллектуальной собственности нарушаются, и ответственность с сотрудников таможни может быть снята только в том случае, если они действовали или намеревались действовать добросовестно [10]. Новые страны — члены ЕС: Польша, Болгария, Венгрия и др., под давлением массовых выступлений своих граждан, скорее всего, не ратифицируют АКТА [2]. Однако этим странам надо понимать, что они стали членами организации, очень ревностно проводящей линию на обеспечение эффективной защиты прав интеллектуальной собственности. В частности, регламент 1383/2003 содержит ряд интересных положений по рассматриваемой проблематике. В основном в нем изложены процедуры, осуществляемые таможенными органами на основе заявления, поданного правообладателем. Вместе с тем, в пункте 7 преамбулы четко обозначена ситуация, когда таможенные органы могут действовать по своему усмотрению. В статье 4 регламента 1383/2003 со- держатся разъяснения на этот счет. Если правообладатель еще не подал заявление, а таможенные органы имеют достаточные основания полагать, что перемещаемые товары нарушают права интеллектуальной собственности, они могут приостановить их выпуск на срок до трех рабочих дней для того, чтобы предоставить правообладателю необходимое время для подачи заявления [12]. В рамках ЕС уже довольно давно обсуждаются планы по дальнейшему развитию правил осуществления таможенных мер защиты прав интеллектуальной собственности в странах- членах. В сентябре 2008 г. Совет обратился к Комиссии и странам-членам с предложением внести изменения в регламент 1383/2003. В 2011 г. в органах ЕС был обсужден и поддержан проект нового регламента о таможенных мерах, который должен заменить регламент 1383/2003. В статье 17 данного проекта подробно изложены правила приостановления выпуска в обращение товаров без наличия за- явления от правообладателя и других уполномоченных лиц [19]. Аналогично и вопросы уничтожения партий контрафактных и пиратских товаров под таможенным контролем впервые затрону- ты не АКТА, они есть в ТРИПС, в регламенте 1383/2003 и проекте нового регламента по таможенным мерам. Причем все эти акты широко трактуют полномочия таможенных органов осуществлять уничтожение контрафактных и пиратских товаров под таможенным контролем без предварительного решения судом вопроса о нарушении права интеллектуальной собственности по национальному праву [10; 12]. На сегодняшний день 153 страны — члена ВТО соблюдают обязательства по ТРИПС [21]. Страны, намеревающиеся вступить в ВТО, в том числе Республика Беларусь, привели свое национальное законодательство в соответствие с требованиями этого соглашения. Поэтому требования статьи 59 ТРИПС о том, что компетентные органы имеют право вынести решение, предписывающее уничтожение товаров, явно и грубо нарушающих права интеллектуальной собственности, — это общемировой стандарт. АКТА не вводит этот стандарт. ТРИПС предусматривает, что компетентный орган, принимая решение об уничтожении, должен руководствоваться теми же принципами, что и суд, а лицо, которое затронуто таким решением, вправе его обжаловать в судебном порядке, но как таковой судебный приказ не требуется.

По сравнению с правилами предыдущих источников права основными новеллами по АКТА являются: — явно обозначенное намерение государств-участников обеспечивать строгий контроль на своих границах за перемещением товаров, воплощающих объекты интеллектуальной собственности, в первую очередь произведения и товарные знаки, когда сотрудники таможни действуют независимо от того, обратился правообладатель с соответствующей просьбой или нет (так называемые действия ex offi cio), есть ли заявление от него, поданное по специальной процедуре, и будет ли оно пода- но вообще; — признание возможности снять с должностных лиц, действующих в ходе исполнения своих служебных обязанностей по предотвращению выпуска в оборот контрафактных и пиратских товаров, ответственность за причиненный ущерб; — однозначный отказ от сомнений в том, что таможенные меры должны быть направлены не только на коммерческие партии грузов, но также касаться малых отправок и личного багажа; международное право Журнал международного права и международных отношений № 1 — 2012 9 — конкретизация вопросов состава, квалификации и наказания в отношении уголовных преступлений в области нарушений прав интеллектуальной собственности. Но не стоит преувеличивать желание государств — участников АКТА проверять на своих границах всех и каждого с конфискацией, уничтожением личных вещей и преследованием в уголовном порядке. Проверки будут выборочными и на основе имеющейся оперативной информации — так же, как это происходит с проверкой грузов и багажа на наличие наркотиков, алкоголя, оружия и других предметов, запрещенных к провозу. Для объективного и всестороннего анализа АКТА необходимо понимать, что процесс его разработки и принятия никак нельзя назвать неожиданным явлением. Это итог долгого и планомерного процесса, который был начат даже не ТРИПС.

Истоки следует искать в конце XIX в., когда правообладатели мощно заявили о своих интересах в международной охране интеллектуальной собственности, что и привело к заключению Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г. и Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 г. С тех пор и до настоящего времени интеллектуальная собственность является безраздельным доменом правообладателей. Исключения стали появляться только в последнее время. Например, в рамках ВОИС ярко обозначили свои интересы люди с ограниченными возможностями, библиотеки и образовательные учреждения, потребовав расширить правила свободного до- ступа к охраняемым произведениям [18]. Пользователи довольно поздно осознали, что и у них в интеллектуальной собственности могут быть свои интересы. Проблема состоит в том, что положения АКТА не содержат кардинально новых правил. В положениях АКТА развиваются, детализируются правила, которые уже есть или, по крайней мере, должны быть в национальном законодательстве большинства стран мира. Особенно удивительно, что в государствах, участвующих в ТРИПС и являющихся членами ЕС, широкие массы пользователей и провайдеров сети Интернет обеспокоились ущемлением своих интересов только сейчас. Они давно должны были рас- прощаться с иллюзиями, что национальное и международное право позволяет безнаказанно скачивать торрент-потоковым обменом файлами чужие произведения [9]. АКТА — это всего лишь прямой и недвусмысленный вызов частным лицам-нарушителям и странам, не желающим в рамках своей юрисдикции принимать эффективные меры борьбы с ними.

АКТА — это заявление о готовности предпринимать меры фактически в одностороннем порядке. Причем этот вызов, в первую очередь, обращен к государствам, из которых в основном происходят контрафактные товары (в частности, Китай, Индия) и в которых в основном происходит потребление контрафактных товаров и Интернет-контента (например, Россия). В этой части АКТА, безусловно, представляет очень большую опасность для сложившейся системы международного сотрудничества по вопросам интеллектуальной собственности. Под воздействием негативной реакции Интернет-сообщества, особенно после ряда хакерских атак на правительственные сайты, некоторые государства, подписавшие АКТА, приостановили процесс ратификации этого соглашения [1]. Однако это неправильный под- ход, поскольку проблема широкомасштабного контрафакта и пиратства существует и с ней надо бороться. Необходимо сохранить диалог между странами с разными представлениями о развитии государственной политики интеллектуальной собственности и подключить к нему правообладателей и пользователей. Совместные усилия международного сообщества необходимо сосредоточить на решении основного противоречия текущего момента. В условиях слишком простого доступа к использованию объектов интеллектуальной собственности, который обеспечивают Интернет и цифровые технологии, правообладатели не могут больше рассчитывать на сверхприбыли и постоянное повышение цен на экземпляры товаров, воплощающие объекты интеллектуальной собственности. Для того чтобы бороться с пиратством и контрафактом, недостаточно детализировать и ужесточить нормы права. Правообладатели должны изменить подходы к своей маркетинговой политике. Законное использование прав интеллектуальной собственности должно становится все дешевле. В условиях, когда современные технологии слишком просто позволяют скачать фильм или подделать товар, оправданно ли то, что гонорар актера может составлять несколько миллионов долларов США, а «брендовая» сумка или платье — тысячи долларов США? Варианты компромисса между правообладателями и пользователями уже существуют и работают вполне успешно — такой подход должен стать основой для идеологии общества третьего тысячелетия [8]. С точки зрения юридической техники альтернативой таким соглашениям, как АКТА, вполне может стать развитие коллизионных и юрисдикционных правил в отношении интеллектуальной собственности. Общественная реакция на АКТА показала, что дальнейший путь развития международно-правового регулирования с тем, чтобы установить в государствах — участниках международного соглашения все более и более строгие правила охраны и защиты прав интеллектуальной собственности, является тупиковым. Применение механизмов международного частного права позволит обойтись без дальнейшего повышения международное частное право международное право 10 уровня охраны и защиты. Заключение международного универсального соглашения, регулирующего вопросы интеллектуальной собственности на основе механизмов правовой помощи (с решением коллизионных вопросов, правил юрисдикции, судебных поручений, признания документов и т. п.), обеспечит эффективное взаимодействие национально-правовых систем охраны и защиты. А ведь именно отсутствие такого взаимодействия и является основ- ной причиной того, что ни одно судебное разбирательство в отношении веб-торрент треккеров еще не привело к решению проблемы незаконного использования объектов авторского права и смежных прав в Интернет [7]. Республика Беларусь не принимала участие в процессе разработки и подписания АКТА, нет никаких сомнений в том, что страна не присоединится к нему. Однако перспективы вступления в силу этого соглашения в Республике Беларусь необходимо принимать во внимание. Назовем только наиболее очевидные из них. Во-первых, белорусские субъекты хозяйствования при ввозе товаров на территорию государств — участников АКТА столкнутся с жесткими правилами проверки наличия у них прав интеллектуальной собственности на объекты интеллектуальной собственности, использованные в этих товарах. Во-вторых, белорусские пользователи Интернет должны быть готовы к тому, что за нарушения прав интеллектуальной собственности, совершенные в Интернет, даже в период временного нахождения на территории государств — участников АКТА, они могут быть привлечены к ответственности, в том числе по нормам уголовного права. В-третьих, Республика Беларусь в процессе сотрудничества по линии ЕС и ВТО все чаще будет сталкиваться с требованиями изменить практику государственных органов по защите прав интеллектуальной собственности. В-четвертых, правила и механизмы АКТА могут быть восприняты государствами — участниками ЕврАзЭС в процессе развития правового регулирования проблемы перемещения контрафактных и пиратских товаров на Едином экономическом пространстве. На наш взгляд, такой подход крайне нежелателен. АКТА должно послужить государствам — участникам ЕврАзЭС как пример довольно непродуманного решения проблемы борьбы с трансграничными потоками контрафакта и пиратства.

Автор: Леанович Елена Борисовна — кандидат юридических наук, доцент кафедры международного частного и европейского права факультета международных отношений Белорусского государственного университета.

Литература
1. АКТА нравится далеко не всем [Electronic resource] // EURONEWS.RU. — Mode of access: . — Data of access: 11.02.2012.
2. Болгария отказалась ратифицировать соглашение АСТА [Electronic resource] // EURONEWS.RU. — Mode of access: . — Date of access: 14.02.2012.
3. Гаврилов, Э. П. Комментарий к Закону Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» / Э. П. Гав- рилов. — М.: Спарк; Фонд «Правовая культура», 1996. — 224 c.
4. Защити свою свободу: останови надвигающуюся диктатуру ACTA! [Электронный ресурс] // RITOR.org. Свободный обмен. — Режим доступа: . — Дата доступа: 19.02.2012.
5. Мельник, А. Общеевропейская ратификация антипиратского закона ACTA откладывается / А. Мельник [Электрон- ный ресурс] // Агентство Интернет-новостей. — Режим доступа: . — Дата доступа: 11.02.2012. 6. Об авторском праве и смежных правах: Закон Респ. Беларусь от 17 мая 2011 г. № 262-З [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс: Беларусь: Версия Проф. Технология 3000 / ООО «ЮрСпектр», Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2012.
7. Судебный процесс над основателями The Pirate Bay [Электронный ресурс] // Википедия: свободная энциклопе- дия. — Режим доступа: . — Дата доступа: 15.02.2012.
8. Тарасов, Д. Концепция FRAND — поиск баланса интересов правообладателей и пользователей / Д. Тарасов [Электронный ресурс] // Lex Digital Blog. Интеллектуальная собственность в Интернете. — Режим доступа: . — Дата доступа: 15.02.2012.
9. Торрент: что это такое и как им пользоваться [Электронный ресурс] // ПОТОКUA. — Режим доступа: . — Дата доступа: 15.02.2012.
10. Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights [Electronic resource] // World Trade Organization. — Mode of access: . — Date of access: 11.02.2012.
11. Anti-Counterfeiting Trade Agreement [Electronic resource] // Ministry of Foreign Affairs of Japan. – Mode of access: . — Date of access: 11.02.2012.
12. Council Regulation (EC) No 1383/2003 of 22 July 2003 concerning customs action against goods suspected of infringing certain intellectual property rights and the measures to be taken against goods found to have infringed such rights // Offi cial Journal of the European Union. — 2003. — Vol. 106, L 196. — P. 7—14.
13. Dinwoodie, G. B., Designing a Global Intellectual Property System Responsive to Change: the WTO, WIPO and Beyond / G. B. Dinwoodie, R. C. Dreyfuss // Houston Law Review. — 2009. — Vol. 46, N 4. — Р. 1188—1234.
14. Drezner, D. All Politics Is Global: Explaining International Regulatory Regimes / D. Drezner. — New Jersey: Princeton University Press, 2007. — 254 p.
15. Geist, M. The ACTA Threat to the Future of WIPO / M. Geist [Electronic resource] // Intellectual Property Watch. — Mode of access: . — Data of access: 10.02.2012.
16. Gross Ruse-Khan, H. From TRIPS to ACTA: Towards a New «Gold Standard» in Criminal IP Enforcement?: Competition & Tax Law Research Paper N 10 / H. Gross Ruse-Rhan. — Munich: Max Planck Institute for Intellectual Property, 2010. — 23 p.
17. Gross Ruse-Khan, H. Time for a paradigm shift? Exploring maximum standards in international intellectual property protection / H. Gross Ruse-Rhan // Trade and development. — 2009. — Vol. 1, N 1. — P. 56—102.
18. Limitations and Exceptions [Electronic resource] // WIPO. — Mode of access: . — Date of access: 19.02.2012.

Поделитесь с друзьями и коллегами!